Журнальный зал

Социализм и тоталитаризм Инерция страха: Социализм и тоталитаризм Турчин Валентин Сущность того, что происходит сейчас в Советском Союзе, может быть выражена следующим образом: Времена Ленина и Сталина были героической эпохой нового общества, когда оно еще только создавалось, и перед его создателями стояла трудная задача: Эта задача потребовала для своего решения моря крови, миллионов человеческих жертв. Ко времени Хрущева она была уже, в общем, успешно решена. Оставалось только ухаживать за новым обществом, аккуратно выпалывая сорную траву и не замахиваясь на гран диозные перестройки. Методы Никиты Сергеевича не подхо дили для этой цели:

Турчин Валентин - Инерция страха. Социализм и тоталитаризм

Наука и шахматы - Инерция страха социализм и тоталитаризм Люди, интеллектуально одаренные, лучше других видят фальшь и убогость нашей идеологической и политической системы. Уже одно только эстетическое чувство — независимо от нравственных факторов — мешает интеллектуально развитому человеку стать"своим" для системы; когда это удается, то только ценою самоискалечивания. Так что одаренные люди не только отталкиваются системой, но и сами стремятся от нее оттолкнуться.

Инерция страха: Социализм и тоталитаризм. Home · Инерция страха: Социализм и тоталитаризм Author: Турчин Валентин. 0 downloads 0 Views .

Железный наш кулак сметает все преграды. Стругацкий3 Другой характерной чертой перехода тоталитарного общества в стационарный режим является перенос центра тяжести пропаганды с поклонения конкретным людям — героям, полубогам, которым мы обязаны нашей счастливой жизнью, на поклонение более абстрактным, но зато непрерывно воспроизводящимся понятиям: Один американский журналист спросил меня как-то: Кем их учат восхищаться в школе и кем они на самом деле восхищаются?

Я вдруг заметил, что у нас больше нет культа героев, который был характерен для времен моего детства. В тридцатые годы Валерий Чкалов был кумиром буквально каждого мальчишки в стране. Для нынешнего поколения с ним можно сравнить только Юрия Гагарина, но я уверен, что по глубине и искренности внушаемого им восхищения, а также по числу подражателей Чкалов намного опережает Гагарина.

Да разве только Чкалов? Я до сих пор помню эти четыре имени: Папанин, Кренкель, Федоров и Ширшов. А герои гражданской войны? В тридцатые годы имена авиаконструкторов были известны всем, их популяризировали в качестве примера для подражания.

В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей.

В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера.

Инерция Радиус действия: м. Мгновенное действие оглушен · Может быть использовано, пока наложен Страх · Используемо в замешательстве.

Другие книги по теме Перейти к книге 0 Ближний круг Сталина. Вожди в законе Известный историк Рой Медведев включил в свою книгу семь политических портретов людей, входивших в разное время в ближайшее окружение Сталина: В ней приподнимается завеса над некоторыми неясными страницами истории семьи В. В середине ых годов прошлого столетия желание военных совершать атаки с воздуха с большой точностью привели к разрабо 0 Советские и дореволюционные учебники Образование в Советском Союзе было тесно связано с воспитанием и формированием качеств личности.

Советская школа, призвана была не только решать общеобразовательные задачи, обучая учащихся знанием законов развития природы, общества и мышления, трудов Комменатрии.

Инерция страха. Социализм и тоталитаризм

Оба условия постепенной демократизации, давление снизу и способность к реформам наверху, не выполняются у нас, в сущности, из-за страха, а точнее, из-за инерции страха, вошедшего в нашу жизнь при Сталине. Страх, который парализует общество это страх сталинских жертв, страх, испытываемый властью, — страх самого Сталина. Пришедший к власти в результате невиданного в истории террора, Сталин подозревал каждого в тайном вынашивании планов возмездия, в каждом видел скрытого врага.

Очевидно, этот элемент и до сих пор сохраняется в высшем руководстве. Жестокие и бессмысленные репрессии против инакомыслящих которые вовсе не стремятся к вытаскиванию руководителей из их кресел свидетельствуют о наличии этого элемента и в то же время регенерируют, подкрепляют его. Чтобы разорвать его, нужен хотя бы какой-то минимум доверия между властью и обществом, чтобы разграничить борьбу за идеи от борьбы за власть.

Критиков первого варианта"Инерции страха" больше всего возмутил тот факт, что я высказался против борьбы за многопартийную систему в условиях.

Социализм и тоталитаризм-Валентин Турчин. Электронная библиотека, книги всех жанров Реклама: Социализм и тоталитаризм-Валентин Турчин К сожалению бесплатное скачивание и чтение книг на нашем сайт больше не доступно. С каждым днем все сложнее и сложнее содержать подобного рода сайты, ежедневно нам поступают сотни жалоб от правообладателей и обрабатывать их в ручном режиме становится очень проблематично, поэтому мы приняли решение ограничить доступ ко всем произведениям, дабы все правообладатели остались довольны.

Скачать Турчин В. - Инерция страха. Социализм и тоталитаризм бесплатно

Вероятно, никогда в истории человечества не было такого постоянного, повсеместного и всем обществом принятого несоответствия между словами и действительностью, как в нашей стране в течение последних ти лет. Когда человек начинает о белом говорить, что оно — белое, а о черном — черное, его за это наказывают, и он попадает в отщепенцы, диссиденты. Я хочу перечислить важнейшие из этих идей: Однако в некотором отношении нынешний вариант существенно отличается от первоначального, что объясняется наличием между ними семилетнего интервала.

23 бюро Радио Свобода, расположенные в тринадцати часовых поясах на территории Центральной и Восточной Европы и бывшего.

Семь лет спустя Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания. В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так.

Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее. Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики. Нам необходим критический, но конструктивный анализ ситуации.

Задачу критиков я вижу не в том, чтобы противопоставить себя правящему слою как враждебную ему силу, а в том, чтобы нащупать путь, который позволил бы выйти из тупика и приступить к давно назревшим преобразованиям. Путь этот не может не быть в той или иной степени компромиссным, он не должен угрожать интересам правящего класса до такой степени, чтобы сделать его непримиримым врагом преобразований. Ясно, что критика, преследующая такие цели, должна быть до известной степени сдержанной.

Валентин турчин инерция страха социализм и тоталитаризм

Семь лет спустя Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания. В этих воззрениях я не одинок:

Турчин Валентин - Инерция страха. Социализм и тоталитаризм, скачать бесплатно книгу в формате fb2, doc, rtf, html, txt:: Электронная библиотека.

Социализм и тоталитаризм Период появления в самиздате: В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так. Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее. Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики.

Нам необходим критический, но конструктивный анализ ситуации. Задачу критиков я вижу не в том, чтобы противопоставить себя правящему слою как враждебную ему силу, а в том, чтобы нащупать путь, который позволил бы выйти из тупика и приступить к давно назревшим преобразованиям. Путь этот не может не быть в той или иной степени компромиссным, он не должен угрожать интересам правящего класса до такой степени, чтобы сделать его непримиримым врагом преобразований.

Реферат: Валентин турчин инерция страха социализм и тоталитаризм

Инерция страха и попытки прорыва: Второй съезд советских писателей Просмотров: : В статье показывается, как театральная интеллигенция предпринимает попытки переосмыслить идеологические функции литературы и переопределить векторы развития советской драматургии того времени. Однако в ситуации продолжающихся публичных кампаний травли и преследования инакомыслия сообщество свободомыслящих литераторов оказалось неспособно противостоять бюрократии, интеллектуальной инерции и наследию репрессий.

.

Инерция страха необычайно велика. Пушкин рассказывал друзьям: « Говорил с и государем, а страх по жилочкам так и забегал». У Некрасова есть.

Размер шрифта Семь лет спустя Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания. В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так.

Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее. Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики.

Наука и шахматы - Инерция страха социализм и тоталитаризм

Хорнблоуэр проходит период подготовки для выполнения Люди огня Майкл Гир и др. Давным-давно, восемь тысяч лет тому назад, в Северной Америке жил индейский мальчик по имени Маленький Танцор. Люди Волка Майкл Гир и др.

ВАЛЕНТИН ТУРЧИН. ИНЕРЦИЯ страха. СОЦИАЛИЗМ И ТОТАЛИТАРИЗМ. Издание второе. Нью-Йорк:"Хроника", , с.

Началом должны быть сдвиги в мышлении людей, в общественном сознании. Таков единственно возможный путь. Альтернативой ему является либо загнивание, либо разрушительный взрыв, катаклизм, наподобие революции года. Катаклизм наверняка принесет с собой неисчислимые жертвы, а поможет ли он построить лучшее общество, весьма сомнительно. Скорее всего, он снова отбросит нас назад. Чаще всего оба этих вида деятельности рассматриваются не как цель в себе, а как средство для достижения другой цели, например, личного обогащения или роста всеобщего благосостояния.

Но не менее важно, что и борьба за власть, и борьба за идеи являются формами самовыражения и самоутверждения. Борьба за власть — гораздо более древняя, дочеловеческая, форма самоутверждения. Борьба за идеи — специфически человеческое явление, это утверждение своей личности на социальном уровне.

Learning Momentum and Inertia