Жак Деррида. Снова время деконструкции

Как это реальное ощутить? Его оппонентом был другой крупнейший философ того времени, Эрнст Кассирер. Для Хайдеггера еще очень важно, что эта экзистенция постоянно испытывает тревогу, страх. Сами участники тоже презентовали себя по-разному. Тут есть еще такой нюанс: Вот именно такое искусство, как считает Беньямин, является наиболее радикальным: Тем самым Адорно противопоставляет Беньямину немножко другую эстетику. Поэтому можно сказать, что линия Адорно победила. Это совершенно ненормальная ситуация.

Электронная библиотека

Поэзия и есть то Зазеркалье, В котором проступают наши лица. Бэкон Поэзия как выговаривание невыговариваемого. Как уже не мой и уже не текст, но и как мой и текст. Неслучайно с подачи М. То есть, вопрос, который определял проблематику текста и стратегию его чтения, предполагает восприятие мира как того, чему можно определить границу, в то время как найденная в первой реплике поэма предполагает существование на этой границе и за ней.

Теперь по-русски выходят две следующие книги «О страхе» () и Собственно говоря, это не только сдвиг в России или в русском языке, . Инстанция я — посредническое агентство между внешним миром, оно и сверх-я. Вслед за Гоббсом с его чудовищным Левиафаном Деррида.

Случилось так, что этой тематикой завершается все творчество Деррида, опубликованное при жизни[]. Жак Деррида умер 9 октября года. Похороны состоялись 12 октября года на кладбище Рис- Оранжиса. Многие, как и тогда на праздник, приехали из других городов и других стран. Я не смогла приехать для участия в этой поминальной встрече, но мое прощальное слово тоже прозвучало: В связи с этим публикация затягивалась.

Мой приезд в Париж был недолгим; несколько часов мы просидели с Маргерит в ее маленькой квартирке-кабинете на улице Ласепед, и она, не сдерживая слез, рассказывала мне о последних днях и часах жизни Жака. А когда мы прощались, Маргерит отдала мне свою недопрочитанную верстку готовящейся книжки, чтобы сэкономить время на почтовых пересылках: Учиться жить можно лишь в промежутке между жизнью и смертью, учиться порознь у той или другой — не получится, так что от оппозиции жизни и смерти приходится отказаться.

Промежуток между жизнью и смертью, как уже отмечалось, — это и есть место духов. Стало быть, научиться жить можно, ведя беседы с призраками, участвуя в этом парадоксальном общении без общения, задавая себе вопрос о наследовании и поколениях. Но главное здесь опять-таки — вопрос о справедливости, который превосходит границы любой жизни, понимаемой как присутствие.

Тема языка философии с наибольшей вероятностью должна быть признана центральной в творчестве Жака Деррида, несмотря на то, что, пожалуй, нет такой проблемы, которой французский философ не коснулся бы в своих многочисленных статьях, эссе и монографиях. В то же время автобиографические сюжеты в его книгах за последние десять лет стали привычным делом.

Хотя тема национальной идентичность никогда открыто не заявлялась Деррида в качестве основной темы его трудов, тем не менее, она всегда его занимала. И один этот факт уже выделяет данное эссе из прочего корпуса философских текстов автора.

Иначе говоря, логоцентризм идет рука об руку с . Эти правила я не вывожу из принципов высокой философии, а нахожу в глубинах моего Чувство вины, страх смерти и кастрации дополняют, сливаясь с ними, опыт фрустрации. Все это предполагает, что природа может испытывать.

Литературная редакция Стефана Делорма. Но вот появляется несколько новых книг автора. Этого вполне достаточно, чтобы задавать вопросы философу: Даже продолжительность киносеанса вполне сопоставима со временем сеанса психоаналитического. Ведь до изобретения кинематографа эта феноменология была просто-напросто невозможна. Есть особая память кинозрителя: Именно поэтому способ видения, который подарило нам кино, столь плодоносен.

Журнальный зал

НЛО , 72 Наш Деррида? Диалог, начатый по инициативе молодых философов — лишь часть более общих споров о наследии Деррида и западном не только французском контексте нынешней российской мысли, и эта дискуссия непременно будет продолжена на страницах журнала с участием как наших постоянных авторов, так и более широкого круга исследователей.

Мемориальный повод — обращение к памяти крупнейшего французского философа1 — стал отправной точкой для разговора о путях переработки и усвоения современной гуманитарной теории, о возникающих в связи с этим идеологических и дисциплинарных переориентациях и размежеваниях2.

Ну вот я, допустим, с симпатией и к Деррида отношусь, но _зачем_ такие голосования Ускорение. Чтобы показать, что ваши страхи ничего не стоят.

Он стал первым директором недавно основанного парижскогоМеждународного философского коллежа. Деррида прочел в Москве три лекции, после чего ответил на многочисленные вопросы, большей частью свидетельствовавшие либо об эрудиции, либо о невежестве спрашивающих: Что ж, Деррида пришлось столкнуться с одной из наиболее важных проблем, поставленных деконструкцией: Семинары Деррида последних лет, проблематика которых была вкратце изложена в одной из его московскихлекций, посвящены как раз одной из форм такого отношения —дружбе ра , до сих пор совершенно незаслуженно остающейся, как правило, за пределами философского дискурса.

В этом смысле отношения, сложившиеся между Деррида и российской публикой, оказались верхом дружелюбия: Возможно, ситуация несколькоизменится к его следующему визиту в нашу страну:

Собственный язык (в) философии Деррида

Пластике стиля никогда не покрыть цельной идеи Предметов у нас с избытком, а форм недостает. А, может быть, и объектом. Но историк при этом скорее всего обманется: В особенности — перед объектами историческими, его собственными.

Я могу сказать о Деррида то же, что он сказал о Джойсе в одном из моих . Ирина Прохорова. Если сравнить Россию с, условно говоря, Западом тот страх и трепет, который пронизывает подспудно философию Деррида.

: ,.

§ 2. Пере-жизнь: последнее интервью Жака Деррида

Русский перевод ранней из них — Эдмунд Гуссерль. Тексты, переводы которых представлены в этой книге, опубликованы Деррида несколько позднее. Вопросы, обсуждаемые здесь, многочисленны. Читатель, так или иначе знакомый с философией Деррида, согласится, что в этих уже сравнительно давно написанных текстах обозначена, пожалуй, большая часть проблематики, разрабатываемой им в настоящее время. В них, стало быть, и надо искать ключи к особенностям его сегодняшней мысли.

Ответы могут быть разными.

Я-концепция художника или миссия художника в современном мире Впрочем, стоит обратить внимание на сказанное: «Говоря, я испытываю страх, достаточно, всегда при этом говорю лишнее», — писал Жак Деррида [4, с.

Вне насилия или подвергалось психоанализу, или собирается ему подвергнуться, или изучало, что такое психоанализ. Анализ предполагает не только отделение анализирующего от того, что анализируется, но ещё и время. Вам приходится анализировать постепенно — шаг за шагом — целый ряд фрагментов, из которых вы состоите, — и на это уходят годы. И когда вы анализируете, ум должен быть абсолютно ясным и свободным.

Итак, в анализ вовлечено несколько элементов: И сюда же входит также вся драма снов; никто не задаётся вопросом, обязательно ли вообще видеть сны — хотя все психологи говорят, что вы должны их видеть, иначе сойдёте с ума. Так кто такой анализирующий? Он — часть вас самих, вашего ума, и он собирается исследовать другие части; он — результат прошлого опыта, прошлого знания, прошлых оценок; он — тот центр, из которого он и собирается исследовать.

Есть ли у этого центра какая-нибудь истинность, какая-нибудь достоверность? Все мы действуем из центра — но что такое этот центр? Это центр страха, тревоги, жадности, удовольствия, отчаяния, надежды, зависимости, амбиции, сравнения — именно из него мы думаем, действуем.

КОРОЧЕ ГОВОРЯ, Я СОБИРАЛСЯ НА СВАДЬБУ - ТимТим.